Датский период Тридцатилетней войны

(1625-1629 гг.) 10 июня 1624 г. Франция и Голландия заключили Компьенский договор. Позже, 15 июня 1624 г., к нему присоединились Англия, 9 июля 1624 г. — Швеция и Дания, 11 июля 1624 г. — Савойя и Венеция.

 

При активном участии Франции, в 1625 г. Дания вступила в коалицию с Англией и республикой Соединенных провинций (Голландией) за обещанные крупные денежные субсидии (Гаагская конвенция о субсидиях, декабрь 1625 г.). При помощи англо-голландских денежных субсидий датский король Кристиан IV набрал 20-тысячную армию.

 

Параллельно, в 1628-1631 годах, происходили столкновения между французскими войсками с одной стороны и имперскими и испанскими — с другой.

 

В это же время обострились противоречия внутри католического лагеря между Габсбургами и Виттельсбахами (древним баварским родом), которые тормозили процесс объединения их войск, сражавшихся с датской армией.

 

В немалой степени усилению раздоров в среде католиков содействовал кардинал Ришелье.

 

В интересах Франции Ришелье считал необходимым сохранить в Германии положение, установившееся после Аугсбургского мира 1555 г., то есть состояние равновесия между католическими и протестантскими князьями. Создание в Германии сильной державы во главе с австрийскими Габсбургами, которая действовала бы сообща с агрессивной испанской монархией, могло, по мнению Ришелье, создать величайшую угрозу Франции, а также серьезнейшее препятствие французской политике в Северной Италии и на некоторых землях Западной Германии. В связи с этим кардинал считал, что католическая Франция заинтересована в сохранении в Германии сильных протестантских княжеств, противостоящих Габсбургам.

 

Ришелье, готовясь нанести решающий удар гугенотам во Франции, одновременно старался дипломатическими маневрами помешать объединенным действиям других католических государств. Агенты Ришелье в Германии вели секретные переговоры при дворах мелких князей. Одновременно они дали понять Максимилиану Баварскому, что Франция готова оказать дому Виттельсбахов поддержку в достижении им более высокого положения в империи; однако в том случае, если Бавария будет помогать Испании, Франция вместе с Англией выступит на поддержку Пфальца. Оторвать Баварию и Католическую лигу от Испании Ришелье не смог, но ему удалось усилить разлад между Баварией и Австрией.

герцог Бекингем, Джордж Вильерс, католическая армия
Джордж Вильерс, 1-й герцог Бекингем (1592-1628)

Для того чтобы сохранить возможность ведения самостоятельной политики и не зависеть от Баварии, Фердинанду II нужна была особая армия для борьбы с Данией и ее союзниками.

 

Чешский католик граф Альбрехт фон Валленштейн предложил Фердинанду образовать такую армию без особых расходов со стороны императора. Военная «система» А. Валленштейна заключалась в том, что армия должна сама себя содержать путем беспощадного ограбления населения той местности, где она находится. Фердинанд принял предложение А. Валленштейна и предоставил ему для постоя и муштры солдат несколько округов в Чехии, а затем в Швабии и Франконии.

 

Армия А. Валленштейна грабила и опустошала Чехию и районы Юго-Западной и Средней Германии. С крестьян и горожан этих мест брались такие огромные контрибуции, что их хватало не только на покрытие военных расходов, но и на обогащение А. Валленштейна и его офицеров. Подобное положение стало возможным вследствие господствовавшей в этих землях свирепой феодальной реакции и политического террора. Имперская армия сделалась орудием самого жестокого подавления малейшей попытки сопротивления со стороны крестьян. Протестантские феодалы, сами заинтересованные в усилении феодального нажима, не вели достаточно решительной борьбы с этой армией. Только в такой обстановке «система» Валленштейна могла иметь успех в качестве инструмента политики Фердинанда II.

 

Максимилиан Баварский и Католическая лига были недовольны образованием этой всецело зависимой от императора армии, которая по пути своего следования на север для борьбы с датчанами все более усиливалась за счет банд наемников, жадных до грабежей.

 

Между А. Валленштейном и графом И. Тилли возникли раздоры. Тем не менее в ходе военных действий в 1627–1628 гг. католики всюду одержали верх. Имперским войскам под командованием А. Валленштейна и войскам Католической лиги под командованием И. Тилли удалось нанести ряд крупных поражений военным силам антигабсбургской коалиции.

 

25 апреля 1626 г. католическая армия под командованием А. Валленштейна одерживает победу над протестантами Э. Мансфельда при Дессау (в Германии).

 

Датчане во главе с Кристианом IV Датским начали военные действия против войск Католической лиги под командованием И. Тилли у Луттера на Эльбе и 27 августа 1626 г. потерпели поражение.

 

В остальных районах союзники Дании из немецких протестантских князей оказались ненадежными, нередко они прямо предавали Кристиана IV.

битва при Флерюсе, И. Тилли, имперские войска
Битва при Флерюсе 29 августа 1622 г., где И. Тилли нанес поражение Мансфельду и Христиану Брауншвейгскому

Войска А. Валленштейна заняли всю Северную Германию. В обстановке феодальной и католической реакции победами валленштейновской армии могли воспользоваться не только австрийские, но и испанские Габсбурги.

 

Затем имперские войска нанесли датчанам еще ряд поражений.

 

Имперские войска графа Тили 27 августа 1626 г. разбили датчан в битве при Люттере-на-Баренберге.

 

В 1627 г. войска графа Валленштейна занимают Мекленбург, Померанию и материковые владения Дании: Гольштейн, Шлезвиг, Ютландию.

 

В Чехии (1628 г.) принимается новая конституция, согласно которой закрепляется наследное право семьи Габсбургов.

 

В этом же году войска А. Валленштейна начинают осаду порта Штральзунд в Померании, исторической области на юге Балтийского моря, находившейся в разные эпохи в составе различных государств.

 

С необычайным упорством Валленштейн боролся за каждую пядь береговой территории и, встретив сопротивление со стороны осажденного Штральзунда, заявил, что возьмет этот город даже в том случае, если тот оказался бы прикованным цепями к небесам. Среди защитников были и шведы. Швеция послала на помощь Штральзунду 6 тыс. солдат под командованием Александра Лесли. Так что взять Штральзунд Валленштейну так и не судилось.

 

Но несмотря на это император за военные успехи присвоил Валленштейну титул герцога Фридляндского. После чего тот своим поведением озадачил и встревожил пристально наблюдавших за ним германских и иностранных политических деятелей. К своему титулу герцога он присоединил не только звание герцога Мекленбургского, но также и странно звучавший титул адмирала Немецкого и Океанического морей.

 

Еще до окончания датской войны он поручил полковнику Арниму занять войсками и тщательно укрепить все гавани Померании и задерживать все корабли, которыми удастся овладеть, вооружить их, ибо «Густав-Адольф — хитрец, за которым надо следить в оба».

 

Адмирал несуществующего флота давал понять, что настало время возродить былую мощь Ганзы и доставить Германии почетную роль в мореплавании и колониальной торговле.

 

На последовавшем за осадой Штральзунда любекском ганзетаге (в переводе с готского — союз, товарищество) представители ганзейских городов совещались о том, следует ли им примкнуть к делу, начатому А. Валленштейном, и отважиться на оснащение союзного флота, который стал бы флотом Германии.

 

Это предложение, таившее в себе огромный риск, было отклонено осторожными ганзейцами, и тем самым дерзким планам А. Валленштейна был нанесен первый удар. В его речах и невзначай брошенных репликах проявлялось нескрываемое пренебрежение к немецким князьям как истинным виновникам политической и военной слабости Германии. «Князей, — говорил он, — следует подсократить. Они больше не нужны; как во Франции и Испании только один король, так и в Германии должен повелевать только один император».

 

В этом и других сходных высказываниях намечались контуры дерзкого плана. Полководец, провозгласивший себя адмиралом, намеревался превратить носителя призрачного императорского титула в подлинно единодержавного государя, а мелкодержавных немецких государей — в верноподданных землевладельцев.

 

На пути к осуществлению смелых замыслов А. Валленштейна стояли труднопреодолимые преграды. Одной из них являлось наличие двух враждующих лагерей: католического и протестантского.

 

Для Валленштейна приверженность католическому знамени всегда была делом холодного расчета. В начале своей карьеры он среди своих соотечественников-чехов был едва ли не единственным талантливым офицером, примкнувшим к угнетавшему его родину католическому окружению императора. Занятая им позиция и услуги, оказанные Габсбургам, были щедро вознаграждены.

де Ла Валетт, герцог д’Эпернон, Мария Медичи
Жан-Луи де Ногаре де Ла Валетт, герцог д’Эпернон (1554-1642) — французский вельможа, один из двух самых близких миньонов короля Генриха III («архиминьон» или «полукороль»). На протяжении нескольких лет после гибели Генриха IV был одним из самых могущественных людей Франции, союзник Марии Медичи, командующий королевской пехотой

Возглавляя огромную армию, А. Валленштейн не только намекал на возможность разграбления папского Рима, но и заявлял: «Пусть дьявол и адское пламя засядут попам в потроха!».

 

Подобные фразы, произнесенные перед строем солдат, становились известными всюду. Герцог полагал, что конец затянувшейся внутригерманской распре сможет положить лишь большая завоевательная война за пределами Германии под императорским знаменем.

 

Такая война и связанные с ней трофеи казались способными прельстить дворян обоих вероисповеданий, и в войске А. Валленштейна велись толки о богатствах зарубежных стран и о походах, обещающих эти богатства.

 

Однако осуществлению подобных планов больше всего мешала растущая ненависть князей к победоносному полководцу и его замыслам. В самом существовании полководца, командующего 100-тысячной армией и сильного доверием солдат, таилась явная угроза для немецких князей.

 

Слова герцога о том, что император в Германии должен быть столь же силен, как король во Франции, звучали для мелкодержавных государей как смертный приговор. Когда же А. Валленштейн заговорил о том, что настала пора упразднить старые «земские чины» (сословно-представительные собрания немецких земель), когда он заявил, что император должен быть наследственным государем, не нуждающимся в избрании князьями, это было воспринято курфюрстами как объявление войны, как неслыханное посягательство на их власть и на «немецкую свободу».

 

Поэтому еще в 1627 г. в Мюльгаузене состоялось совещание католических и протестантских курфюрстов с участием Саксонии и Бранденбурга, после которого император получил совместный протест всех курфюрстов против злоупотреблений Валленштейна как командующего вооруженными силами.

 

Требование А. Валленштейна о выводе войск лиги из Мекленбургских квартир было воспринято как переход от слов к действиям.

 

Как бы не относились курфюрсты к А. Валленштейну, его армия и армия графа И. Тилли к концу 1628 г. покорили большую часть протестантской Германии, а датские войска были полностью изгнаны с ее территории.

 

Император Фердинанд II и герцог А. Валленштейн спешили использовать результаты своей победы и лишить протестантских князей и города почти всех имуществ, полученных в результате Реформации.

 

В результате грабительских действий армии А. Валленштейна в Чехии был издан «Реституционный (т.е. восстановительный) эдикт», по которому все секуляризованные после 1552 г. имущества архиепископств, епископств, монастырей и церквей должны были быть отняты у протестантов и возвращены католикам. Восстанавливались также все привилегии и судебная власть епископов. Приведение эдикта в исполнение поручалось императорским комиссарам, действовавшим под охраной солдат, и притом, вопреки имперской традиции, — без всякого решения рейхстага.

 

В мае 1629 г. был подписан Любекский договор императора Фердинанда II и датского короля Христиана IV. Согласно договора отнятые датские владения были возвращены в обмен на обязательство не вмешиваться в германские дела.

 

Итак, в 1629 г. Дания вышла из войны.

 

Однако торжество католиков не было прочным. Прежде всего потерпела неудачу попытка сделать армию герцога А. Валленштейна орудием великодержавной политики Габсбургов. Противники Габсбургов в Католической лиге, возглавляемые Максимилианом Баварским, активно поддерживали сношения с Ришелье, который вел секретные переговоры и с протестантскими князьями, а также всемерно поощрял шведского короля Густава II Адольфа, именовавшегося Северным Львом (король Швеции, поборник протестантского дела в Тридцатилетней войне, один из наиболее выдающихся военачальников всех времен), к вторжению в Германию. Дальнейшее обострение борьбы между княжескими группировками в католическом лагере привело к тому, что под давлением своих противников Фердинанд II вынужден был в 1630 г. дать герцогу Валленштейну отставку. Вместо него главнокомандующим имперской армией был назначен граф Иоганн фон Тилли.

 

В обстановке реакции, сопровождавшейся вымогательствами и грабежами наемных армий обоих лагерей, в разных местах Германии и Австрии началось оживление крестьянской борьбы.

 

В Чехии крестьянское движение приняло широкий размах. Оно развернулось и в чешских владениях самого А. Валленштейна, приобретенных им путем скупки конфискованных после 1620 г. имений. 

 

Продолжение следует

 

 

 

Статья была опубликована в декабрьском номере журнала «Наука и техника» за 2013 год